«Слухи, что армия СССР побеждала числом, и не умела воевать-это дешевая пропаганда»- финский ветеран рассказал о боях с РККА

_________________



Сегодня мы поговорим о взгляде на войну со стороны врага...


...Мауно Вехкаоя из Юлистаро о военной карьере не мечтал. Родители его были простыми крестьянами, а сам он поступил в техникум лесного хозяйства в Туомарниеми. Но до конца не доучился: в 1939 году вызвался добровольцем на Зимнюю войну с СССР.

Предчувствие этой войны уже давно витало в воздухе. Финляндия опасалась вторжения Советского Союза и пыталась организовать достойную защиту. Финны предполагали (не без оснований), что СССР планирует постепенно лишить их суверенного государства, посадив в Хельсинки своё марионеточное правительство.

Одной из мер защиты была военизированная организация молодёжи – шюцкор. Мауно Вехкаоя тоже был её членом, добросовестно посещал все занятия по начальной военной подготовке, и сразу после начала войны записался в добровольцы.

Служил на Карельском перешейке, в 23-м полку подполковника Матти Лаурилы, собранном из юнцов. Их до поры до времени берегли – держали на второй линии, на спокойных участках фронта. Но немного повоевать в Зимнюю войну пришлось и им.



Война мобильных отрядов на лыжах и велосипедах

«У нас был отдельный пулемётный взвод в составе 8-го лёгкого отряда: мы передвигались летом на велосипедах, зимой на лыжах. Нас перебрасывали туда-сюда при необходимости», – поясняет Мауно.

Он считал, что в обычном пехотном полку было безопаснее, чем в лёгком отряде, который могут перебросить на расстояние в 30 км, сразу на передовую. Кто выжил – направляют в другое место.

Мауно Вехкаоя имел дело с пулемётом «Максим». Его разбирали на четыре части, делили их между собой и в таком виде перевозили с места на место.

Самый жестокий бой, в котором пришлось участвовать, был под Яюряпяя – там, где Вуокса течёт из Ладоги, и идёт дорога на Выборг. По ней шли маршем в четыре ряда русские войска, и финны ударили по ним из пулемётов.

Погибло много красноармейцев, но потом подошли их подкрепления, и финнам тоже не поздоровилось.

«Нурмольцев (финнов из посёлка Нурмо) погибло за один день больше сорока человек, из каждого дома погибли мужчины! Это был тяжёлый опыт», – вспоминает Мауно.


Оценка советского противника

Советских танков ему увидеть не довелось: они шли южнее, а вот с артиллерией Красной Армии пришлось познакомиться. И она работала очень мощно и эффективно.

Вообще, Мауно Вехкаоя далёк от мысли о том, чтобы назвать Красную Армию плохо организованной и «забрасывающей противника количеством». Это дешёвая пропаганда: русские на Карельском перешейке воевали грамотно, не числом, а умением. Также, как и финны, они удачно использовали мобильные отряды лыжников, в которых воевали лучшие, самые опытные и физически крепкие солдаты.

В Войне-продолжении (1941-1944) превосходство русских – материально-техническое, тактическое и моральное – стало ещё более сильным.

«Как в первую, так и во вторую войну всё, о чём мы могли думать – это как было бы хорошо, если бы война поскорее закончилась, – вспоминает Мауно, – всё время было тяжело с боеприпасами: заказываешь 2 тыс. патронов для пулемёта, и хорошо, если доставят пятьсот штук. Патронов всё время не хватало».

Поэтому и в 1940-м, и в 1944-м известие о конце войны всеми солдатами воспринималось с огромной радостью. Его воспринимали не как поражение, а как единственно возможный вариант. Хотя и опасались, конечно, что Россия не удовольствуется полученными территориями, а захочет командовать всей Финляндией.



«Рассказывать долго, и делать это я не в состоянии»

В Войне-продолжении (так он называет вторжение немцев в Советский Союз) Мауно Вехкаоя сменил вид оружия, пройдя обучение на миномётчика. Тогда у них были сформированы миномётные отряды, и он попал в один из них. Работать пришлось с лёгким 82-милиметровым миномётом, который разбирался на три части: платформа, труба и тренога.

Мауно выдвинулся на должность командира миномётного взвода: 2 лёгких 82-миллиметровых миномёта, потом их число увеличилось до 4 на взвод. А потом сформировали миномётные роты: в каждой 2 взвода по 4 миномёта.

О самих боях на Карельском перешейке в 1941-1944 гг. Мауно рассказывать отказался, сказав, что он «не в состоянии» этого делать.

«Однажды мне пришлось противостоять русскому: у нас обоих оружие было направлено друг на друга, но я успел выстрелить первым.»

Мауно Вехкаоя уверенно говорит о том, что никакого наступления на Ленинград финны не планировали: такого даже и в мыслях ни у кого не было. Хотели только вернуть свои территории. Поэтому когда перешли через старую границу на какое-то расстояние, то потом вернулись обратно. Возможно простые солдаты так и думали, но у финского командования были совсем другие планы. Они планировали именно захват территорий.


Где застало его советское наступление 1944 года, Мауно уже не помнит: их же перебрасывали всё время с место на место. К тому времени он уже стал командиром миномётной роты.

Но тогда всем было уже понятно, что «песенка спета», и поражение в войне все финны восприняли с облегчением. А когда узнали, что требования Советского Союза к Финляндии весьма умеренные, то были очень этому рады.

«Мы были ужасно довольны, и мы выполнили предъявленные условия».

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.7 (всего голосов: 19).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА