Мигранты завоевали Великобританию

_________________




Источник фото: discover24.ru


Этнографическая карта Британии меняется на глазах


Национальный офис статистики вынес окончательный вердикт двум крупнейшим городам Соединенного Королевства: Лондон и Бирмингем перестали быть английскими, отныне все, кто относят себя к категории «белый британец» в этих мегаполисах, — этническое меньшинство.

С 2011-го по 2021 год в Бирмингеме их доля снизилась с 52 до 43 процентов, в Лондоне — с 45 до 37 процентов. В провинции кое-где схожая картина. Город Лестер раньше славился тем, что там нашли останки короля-злодея Ричарда Третьего. Теперь на улицах Лестера бьются друг с другом индуисты и мусульмане, недовольные результатом матча по крикету между командами Пакистана и Индии. Аборигенам остается только смотреть на то, как разбирается между собой новое этническое большинство. Доля «белых британцев» в Лестере также превратилась в шагреневую кожу — за десять лет она сократилась с 51 до 41 процента.

Надо ли напоминать о том, что кабинет министров Великобритании впервые в истории этой страны возглавил азиат. Родина предков Риши Сунака — Пенджаб. Индийские корни у министра внутренних дел Суэллы Браверман: ее родители приехали из бывших британских колоний — Кении и Маврикия, куда англичане свозили выходцев из Индии. Министр иностранных дел Джеймс Клеверли — мулат: его отец британец, а мать — уроженка африканского государства Сьерра-Леоне. Казалось бы, с таким составом британское правительство должно мигрантов только поддерживать, но это не так. Миграция — один из самых болезненных вопросов британской внутренней политики, и министры боятся потерять из-за этой темы свои портфели.

Обещание взять границы острова под свой контроль было движущей силой Brexit. На обещании любой ценой разорвать «оковы» Евросоюза Борис Джонсон сумел привести Консервативную партию к ошеломляющей победе в 2019-м. Ему здорово подыграл сомневавшийся в Brexit Джереми Корбин, который в то время возглавлял партию лейбористов. Полученное тогда парламентское большинство до сих пор позволяет консерваторам оставаться у власти и менять по своей воле премьер-министров, хотя куда ни глянь, везде все очень нехорошо: экономика в минусе, стремительно падает уровень жизни. Вместо обещанного благополучия растут только налоги, цены и, как ни странно, количество приезжих. В этом году «понаехавшие» установили новый рекорд. Все тот же офис национальной статистики приводит данные, что за минувший год в Соединенное Королевство для проживания на длительный период прибыло на 504 тысячи человек больше, чем отсюда уехало. С Британией такого не случалось со времен Второй мировой войны.

«Тори должны быть сметены, — поджигает фитиль Найджел Фарадж, бывший лидер партии Brexit, которая теперь называется партия Reform UK. — Не для того я потратил 25 лет своей жизни, борясь за Brexit, чтобы они сдавали его по всем позициям. Который месяц подряд отели по всей стране заполняются мигрантами. Их содержание стоит налогоплательщикам семь миллионов фунтов стерлингов в сутки — это почти 300 тысяч фунтов в час… Британские граждане, с трудом наскребающие на оплату своих счетов, вынуждены смотреть на разгуливающих по их деревням и городам молодых парней с другими культурными ценностями. Это ожидаемо вызывает недоумение и гнев в адрес государства, если оно не в состоянии ничего контролировать».

В этом году через пролив Ла-Манш, отделяющий Британию от Европейского континента, перебрались 44 тысячи нелегальных мигрантов — такого тоже никогда не было. Реального механизма, позволяющего остановить этот поток, у британского правительства нет. В Лондоне не первый год надеются на взаимодействие с Францией и регулярно отправляют туда немалые средства, чтобы стимулировать французскую полицию. Уже при Сунаке подписано очередное соглашение с Парижем — в следующем году британцы увеличат финансовую поддержку французов до 72 миллионов евро. В ответ Франция обещала усилить патрулирование своих берегов: поиском потенциальных нарушителей границы будут заниматься не 200, а 300 жандармов. Судя по тому, что после этих грозных заявлений Ла-Манш пересекли еще несколько тысяч мигрантов, к решению больного вопроса эти новые траты и усилия пока не приблизили.

Не менее грустная картина на британском берегу. За год рассмотрено всего лишь четыре процента дел по заявкам на предоставление убежища в Соединенном Королевстве. Это значит, что выловленные из Ла-Манша мигранты месяцами ждут решения своей судьбы — и все это время их надо кормить и обеспечивать всем необходимым. Не зря возмущался огромными расходами Найджел Фарадж, но есть и другая сторона проблемы. Пытаясь сэкономить, британские власти опять вляпались в скандал: они держали четыре тысячи пойманных нелегалов в фильтрационном центре на территории старого военного аэродрома Мэнстон в графстве Кент. Лагерь был рассчитан всего на 1600 человек, и они должны были проводить там от силы три-четыре дня, а оставались на месяцы. Люди жили в жутких антисанитарных условиях, их кормили просроченными продуктами, они были полностью изолированы от внешнего мира, по периметру лагеря ходили патрули с собаками. Дошло до того, что в лагере Мэнстон была зафиксирована вспышка дифтерии. Этим заболеванием далекой Викторианской эпохи, от которого успешно защищаются с помощью вакцин, сегодня в Британии больны 50 человек — все они мигранты, среди заболевших есть дети.

«Этих людей содержат, как в концлагере, — возмущались местные активисты, периодически собиравшиеся на акции протеста у въезда на бывший аэродром. — Многие из них приехали сюда из тех стран, куда Британия вмешивалась со своими военными целями, а теперь они здесь никому не нужны. Перед украинцами у нас выстилают красную дорожку, а для остальных вот это безобразие — только потому, что они из «неправильной» страны».

Помимо Украины, в Британии действуют программы помощи беженцам из Афганистана и Сирии. Официальная статистика дает ответ на вопрос, какое из этих направлений является для Лондона приоритетным. В августе 2021 года, когда союзники бежали из Афганистана, с просьбой об эвакуации к британским властям обратились, по разным оценкам, от 75 до 150 тысяч афганцев. Попасть в Британию смогла только часть из них — 21 тысяча человек, 11 300 получили здесь вид на жительство. Свежей статистики по сирийским беженцам нет, но известно, что по схеме «размещение и предоставление убежища» в период с 2016-й по 2021-й в Британию перебрались 25 тысяч сирийцев. Для сравнения: по данным британского правительства на конец ноября, за один только этот год украинцам было выдано 203 тысячи виз, приехали почти 148 тысяч человек.

Отвечая на вопросы парламентской комиссии, министр внутренних дел Суэлла Браверман так и не смогла объяснить, каким образом можно легально получить убежище в Британии беженцу из какой-нибудь африканской страны, если он спасается от войны. Браверман что-то лепетала о «безопасных и легальных маршрутах», но где именно они пролегают — так и осталось загадкой. В британском кабинете министров предлагают прессе отвлекающие мишени — в виде страшилок про албанцев, которые толпами рвутся к британским берегам. Подсчитано, что этом году в Соединенное Королевство попали 12 тысяч нелегальных мигрантов из Албании — в основном это молодые мужчины. В официальных кабинетах популярны разговоры о том, что албанцев надо немедленно депортировать, как только они ступят на английскую землю, но как это сделать в обход международных норм обращения с теми, кто подает прошение на убежище? К тому же албанские власти, которые, по идее, должны участвовать в процессе репатриации своих граждан, здорово обиделись на главу британского МВД Браверман, которая назвала нашествие мигрантов — «вторжением».

Любой ценой попасть в Британию пытаются не только граждане Албании, но и те же афганцы и иракцы, брошенные после военных интервенций Лондона на произвол судьбы. Однако их здесь не ждут. Суэлла Браверман заявила, что намерена довести до конца проект ее предшественницы Прити Пател, чьи родители тоже родом из Индии. Пател еще весной договорилась с властями Руанды об отправке к ним части мигрантов. Из первой попытки, правда, ничего не получилось — британские власти только зря потратили деньги на арендованный самолет. Он простоял сутки в ожидании пассажиров, но убедить мигрантов сесть в него так и не удалось. Не за этим они пересекали на надувных лодках Ла-Манш, рискуя жизнью.

Тональность высказываний министра Браверман, пытающейся избавиться от мигрантов любой ценой, возмутила бывшего главу контртеррористического управления Скотленд-Ярда Нила Басу. Его отец в свое время перебрался в Англию из Калькутты. Басу сравнил риторику Суэллы Браверман со скандальным выступлением депутата-консерватора Энока Пауэлла в 1968 году. Его речь потом назвали «реками крови». Пауэлл призывал защитить остров от наплыва приезжих из различных уголков распадавшейся Британской империи: «Мы, должно быть, обезумели, буквально обезумели, допуская ежегодные вливания по 50 тысяч иждивенцев, в большинстве случаев они представляют собой материал для роста населения, состоящего из потомков иммигрантов. Мы выглядим как нация, которая готовит себе погребальный костер. <…> Когда я смотрю вперед, переполняюсь дурными предчувствиями. Как древний римлянин я вижу «реку Тибр, пенящуюся от крови», — депутат мрачно цитировал слушателям «Энеиду» Вергилия.

Родившийся в смешанной семье Нил Басу вспоминает семейные рассказы о том, как после этой речи расисты забрасывали его отца и мать камнями, когда те шли по улице вместе. Сегодня другая реальность, но недовольство приезжими среди британцев никуда не исчезло, иначе здесь не набирали бы очки такие деятели, как Найджел Фарадж, требующие установить на границах железный щит. «Откуда вы на самом деле приехали, из какой части Африки?» — упорно повторяла на днях придворная дама леди Сьюзан Хасси, обращаясь на приеме в Букингемском дворце к темнокожей Нгози Фулани, родившейся в Англии. Не будь Фулани гражданской активисткой, защищающей права женщин африканского и карибского происхождения, скандал, возможно, так и остался бы под ковром. Баронесса Хасси не просто придворная дама — она еще и крестная мать короля Карла III. После того как детали этого странного разговора попали в прессу, почтенной даме пришлось извиниться и покинуть королевский двор.

Даже избрание индуса Риши Сунака премьер-министром страны вызвало у самой консервативной части избирателей опасение: а не отворит ли он дверь для новой миграционной волны? В середине ноября Сунак заключил договор с правительством Индии о предоставлении 3000 виз для получивших высшее образование граждан этой страны, позволяющий им работать в Британии в течение двух лет. Лондон идет на такую схему, рассчитывая заключить важное для него торговое соглашение со стремительно развивающейся Индией. Есть и еще одно объяснение: британской экономике мигранты на самом деле нужны — и квалифицированные, и те, кто готов за скромные деньги собирать урожай и мыть в ресторанах тарелки, выполняя ту работу, от которой давно отвернулось коренное население.

Александр Хабаров, РИА

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.8 (всего голосов: 19).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА