"Большой вальс" в Москве

_________________

В понедельник 17 июля 1944 г. по главным улицам столицы СССР промаршировали немецкие солдаты. Все они попали в советский плен во время операции «Багратион».
"Большой вальс" в Москве
Сталин вернул немцам долг за Самсонова

Поражение немецких войск в Беларуси в июле 1944 года было для гитлеровцев самым тяжелым за всю войну. Под развалинами обрушенного советскими войсками "белорусского балкона" погибла почти вся группа армий "Центр": 381 тысяча немецких солдат и офицеров больше никогда не увидела "фатерлянд", а 158.480 попало в плен. Разгром был столь ужасающим, что многие иностранные деятели того времени, узнав о масштабах, попросту не поверили в реальность этих цифр. Вот тогда-то и решили провести в Москве единственный в своем роде "парад" немецких военнопленных - спецмероприятие "Большой вальс".

Они все таки промаршировали по Москве

17 июля 1944 года по центру Москвы "протанцевало" 57.600 битых в Беларуси вояк. Серо-зеленую, грязную массу пленных возглавляли 19 немецких генералов. За генеральской "труппой" усердно "вытанцовывал" огромный "ансамбль" полковников, среди которых были весьма колоритные "солисты": начальник штаба 53-го корпуса Шмидт, командир 197-й пехотной дивизии Прой, кавалер двенадцати орденов командир разгромленного 519-го гренадерского полка 296-й пехотной дивизии Эккарт... Следом за колоннами пленных немцев шли поливочные машины, которые водой и щетками смывали с асфальта следы неудавшихся покорителей мира.

Кстати, идея подобного марш-вальса позаимствована у тех же немцев. В 1914 году они прогнали по Кенигсбергу взятых в плен солдат и офицеров русской армии генерала Самсонова.

"Огласите весь список"

Сначала о тех, кто не попал на сталинский "бал" и не топтал генеральскими башмаками московскую брусчатку. 

Начнем с первого лица - командующего группой армий "Центр" генерал-фельдмаршала Эрнеста Буша, ставка которого находилась в Минске. Уже после первых мощных зуботычин от советских войск Буш растерялся и 28 июня 1944 года был снят страшно осерчавшим фюрером с должности и заменен на генерал-фельдмаршала Моделя. 

Из белорусских "котлов" обоим улизнуть удалось, но в будущем их судьба сложилась весьма печально. 4 мая 1945 года Буш подписал Акт о капитуляции Германии перед британским фельдмаршалом Монтгомери, а всего через два месяца, 17 июля 1945 года, скоропостижно скончался в Англии. Еще раньше, 21 апреля 1945 года, пустил себе пулю в лоб Вальтер Модель. Правая рука Буша, начальник штаба группы армий "Центр" генерал-лейтенант Ганс Кребс тоже закончил свой жизненный путь самоубийством - в Берлине, в мае 1945 года, будучи последним начальником генерального штаба вермахта. 

Немцы проходят возле Белорусского вокзала

С воздуха группу армий "Центр" прикрывали самолеты 6-го воздушного флота генерала Риттера фон Грейма, участника еще Первой мировой войны, в ходе которой он сбил 28 самолетов противника. Грейм вошел в историю как последний главнокомандующий ВВС Германии и последний германский фельдмаршал. 25 апреля 1945 года Гитлер удостоил его этих высших титулов и назначил на место смещенного и объявленного предателем Геринга. Главкомствовал недолго - попал в плен к американцам и отравился 24 мая 1945 года.

В ходе операции "Багратион" фактически полностью была уничтожена 4-я армия вермахта, которой командовал генерал-фельдмаршал Готтард Хейнрици, замененный 25 июня 1944 года на генерала пехоты Курта фон Типпельскирха. Последний оказался на диво удачлив: потеряв армию, вовремя "смазал пятки" и... был таков.

Мало что осталось и от 9-й армии, которой успели "порулить" за время операции "Багратион" аж трое: генералы Ганс Йордан, Николаус фон Форманн и Гельмут Вейдлинг. Да, тот самый Вейдлинг, который дослужится до чина генерала артиллерии и станет комендантом и командующим обороной осажденного Берлина. Попадет в советский плен, где проявит особый норов и неуживчивость. Пройдет через Бутырку, Лефортово и будет 27 февраля 1952 года осужден на 25 лет лагерей. Умрет 27 ноября 1955 года во Владимирской тюрьме N 2 и будет похоронен на местном кладбище в безымянной могиле под номером 814.

Генерал-полковник Рейнхардт, потеряв в Беларуси 8 дивизий из состава своей 3-й танковой армии, сумел-таки вырваться на Запад, вскочив на подножку последнего вагона уходящего поезда, избежав таким образом приглашения на "Большой вальс" в Москве.

Не попали на "бал" и генерал-лейтенанты Роберт Мартинек, Отто Шюнеман, Карл Путаферн, Рудольф Пешель, Ганс Писториус, Эрнст Филипп... Командир 39-го корпуса Мартинек и сменивший его Шюнеман погибли в районе Могилева. С остатками своей 18-й моторизованной дивизии был уничтожен юго-восточнее Минска Путаферн. Вырывавшихся из Витебского "котла" командиров 4-й и 6-й авиаполевых дивизий Пешеля и Писториуса смерть настигла в окружении у Свитино. В Бобруйском "котле" покончил жизнь самоубийством командир 134-й пехотной дивизии Филипп. Не успел в Москву командир 110-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Эберхард Куровски, взятый в плен 21 июля 1944 года в районе Гродно.

"Это будет красивое истребление всех советских сил"

21 июня 1944 года, за два дня до начала операции "Багратион", фельдфебель Иоган Штольц в своем письме писал: "Русские явно к чему-то готовятся. Пусть сунутся - это будет красивое истребление всех советских сил". "Красивое истребление" закончилось тем, что службе учета потерь вермахта пришлось списать в утиль 26 своих дивизий. Бесноватый фюрер, не желая верить в катастрофу, приказал часть из них воскресить под теми же номерами и наименованиями. 

Пленные немецкие генералы

Подобной реинкарнацией усопших частей и соединений немцы начали баловаться еще со времен Сталинградской битвы. Реанимированы после разгрома 14 дивизий: 18-я и 25-я моторизованные, элитная "Фельдхернхалле", а также 12-я, 31-я, 337-я, 78-я, 36-я, 6-я, 45-я, 256-я, 299-я, 246-я, 95-я пехотные, которые получили статус народно-гренадерских, то есть попали под крылышко Гиммлера. Почили в бозе и навсегда ушли в небытие 267-я, 57-я, 110-я, 260-я, 134-я, 296-я, 383-я, 707-я, 197-я, 206-я пехотные дивизии, 4-я и 6-я авиаполевые дивизии.

Юго-восточнее Минска, в районе Волмы и Пекалина, была разгромлена знаковая немецкая дивизия "Фельдхернхалле" генерал-майора Фридриха фон Штайнкеллера. Это бывшая 60-я моторизованная дивизия, уничтоженная в феврале 1943 года в Сталинграде и, по приказу Гитлера, воссозданная из добровольцев штурмовых отрядов СА в качестве дивизии мстителей с собственным именем - "Фельдхернхалле", одна из пяти самых элитных дивизий вермахта. 

В ее составе был и фузилерный полк "Фельдхернхалле", созданный в честь одноименного полка времен Первой мировой войны. Он тоже бесславно отмаршировался здесь же, под Минском. Бесноватый фюрер не смирился и со второй гибелью любимого детища: высочайший акт реинкарнации привел к появлению на свет новой дивизии "Фельдхернхалле" - теперь уже танковой. Но и ей не повезло - весной 1945 года она была разгромлена в Венгрии, и на сей раз окончательно.

Южнее Минска наши войска настигли-таки остатки 45-й пехотной дивизии генерал-майора Иоахима Энгеля, успевшие унести ноги из-под Бобруйска. Да, это та самая 45-я дивизия в составе 130-го, 133-го и 135-го пехотных и 98-го артиллерийского полков, 81-го саперного батальона и 65-го батальона связи, которая в июне 1940 года первой вошла в Париж, а спустя год, в июне трагического 1941-го безуспешно штурмовала Брестскую крепость. 

Тот штурм стоил ей 482 убитых, около 1.000 раненых и снятия с должности командира дивизии. (Любопытный факт. Каждая немецкая дивизия имеет свою оригинальную эмблему. У 45-й пехотной с 1940 года - это символическое изображение крепостных ворот, чем-то очень похожих на брестские. Просто рок, предзнаменование какое-то...) Весной 1942 года та же 45-я едва спаслась под Ливнами в районе Орла, а в июле 1944 года была окончательно разгромлена под Минском. Но по мановению гитлеровской волшебной палочки возродилась в качестве 45-й народно-гренадерской. Ну не хотели, и все тут, нацисты мириться с очевидным. 

Рядом с 45-й дивизией 22 июня 1941 года форсировала Буг южнее Бреста и 78-я Баден-Вюртембергская пехотная дивизия, получившая за особые заслуги осенью 1942 года наименование "штурмовая". Она, единственная во всем вермахте, была удостоена такой чести. 78-я штурмовая дивизия любимчика Гитлера генерал-лейтенанта Ганса Траута была вдребезги разбита юго-восточнее Смиловичей, под Минском. Ее жалкое подобие появилось в ноябре 1944 года на Западном фронте в виде 78-й народно-гренадерской дивизии. Но та, отборная 78-я штурмовая, состоявшая сплошь из головорезов-арийцев высшей пробы, навечно осталась лежать в белорусской земле.

В Витебском "котле" сгинули 4-я и 6-я авиаполевые дивизии, до 1943 года входившие в состав люфтваффе и бывшие гордостью Геринга. В их состав буквально перед разгромом в Беларуси влились части 2-й и 3-й авиаполевых дивизий.

Под Бобруйском потеряла все свои танки 20-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Кесселя, отличившаяся в 1943 году в битве под Курском. Полностью уничтожены славившиеся особым упорством 18-я и 25-я моторизованные дивизии генерал-лейтенанта Путаферна и генерал-майора Шурмана, 267-я пехотная дивизия генерал-майора Дрешера...

Итог красивому истреблению всех лучших немецких сил в Беларуси подвел 31 июля 1944 года сам Адольф Гитлер: "Не может быть более худших обстоятельств, чем те, которые сложились в этом году на Востоке".

Хук справа в генеральскую челюсть

К лету 1944 года в советском плену находился всего 21 немецкий генерал, а тут на тебе - сразу 22. Единственный "генеральский" лагерь N 48, созданный в июне 1943 года в поселке Чернцы Ивановской области, спешно готовился к приему новой партии высокопоставленных "постояльцев". Еще 1 июля 1941 года советское правительство утвердило "Положение о военнопленных", согласно которому немцам гарантировалось сохранение военной формы одежды, знаков различия, наград, ценностей, а генералам - даже холодного оружия. 

До ноября 1942 года нами было пленено чуть более 10 тысяч немцев. Но затем "мода" на плен приняла в немецком стане такие масштабы, что ошалевший Гитлер приказал: если попавший в плен не был ранен, то он автоматически заочно приговаривался к смертной казни, а его семья ссылалась на каторгу.

Для приема спецконтингента немецких военнопленных на бескрайних просторах Советского Союза было оборудовано 378 мест содержания. На территории Беларуси было 13 лагерей: бобруйский N 56, могилевские N 167 и N 311, минский N 168, борисовский N 183, оршанский и гомельский за N 189, витебский N 191, полоцкий N 243, витебский N 271, волковысский N 281, брестский N 284 и барановичский N 410. "Генеральских" лагерей в Беларуси не было, а на территории России, кроме вышеназванного "генеральского" лагеря N 48 в Чернцах, для содержания особого контингента был создан своеобразный "Генлаг" из 5 лагерей: красногорского N 48, суздальского N 160, юрьевецкого N 185, сталинградского N 312, свердловского N 476. Клиентами этих спецучреждений стали и "белорусские" генералы. 

Первыми в "список 22-х" попали командир 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Рудольф Иоганес Бамлер и комендант Могилевского укрепрайона генерал-майор Готфрид Генрих фон Эрмансдорф, капитулировавшие 28 июня 1944 года в Могилеве. В тот же день к ним присоединился командир 95-й пехотной дивизии генерал-майор Герберт Карл Михаэлис, сдавшийся в районе Борисова. Под Витебском командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Альфонс Алоис Хиттер, отклонивший было ультиматум о капитуляции, вскоре передумал и прикатил в плен на персональной легковушке.

К первой четверке вскоре присоединился крупный "фрукт" в лице командира 53-го армейского корпуса генерала пехоты Фрица Вильгельма Гольвитцера. Его "отловил" артиллерийский разведчик из 464-го артполка 164-й стрелковой дивизии младший лейтенант Николай Якимов.

Сдался зловещий комендант Бобруйска генерал-майор Адольф Хаман. Его поддержали в этом начинании командиры 6-й и 36-й пехотных дивизий генерал-лейтенант Ганс-Вальтер Адольф Гейне и генерал-майор Александр Эдмунд Конради. Поднял руки командир 35-го армейского корпуса генерал-лейтенант Курт-Юрген Хеннинг фон Лютцов. 3 июля 1944 года юго-восточнее Полоцка, осознав бессмысленность своего сопротивления, сложил оружие командир 246-й пехотной дивизии генерал-майор Клаус Максимилиан Мюллер-Бюлов. "Спеленали" и доставили по назначению и не по делу метавшегося по лесам в районе Слонима начальника инженерных войск 9-й армии генерал-майора Ауреля Иоганна фон Шмидта.

Но самый крупный "улов" ожидал наши войска в "котле" под Минском. Во время прочесывания леса был обнаружен и изловлен командир 41-го танкового корпуса генерал-лейтенант Эдмунд Франц Гофмайстер. Прислал парламентеров и сдался командир 383-й пехотной дивизии генерал-майор Густав Август Гир. Вскоре к ним присоединились еще 8 лампасных сотоварищей.

Рано утром 6 июля 1944 года 3-тысячная колонна немцев с остатками 78-й штурмовой дивизии генерал-лейтенанта Ганса Юлиуса Траута во главе пошла на прорыв через шоссе Минск - Могилев в районе деревень Ляды и Станево, что юго-восточнее поселка Смиловичи, в направлении Руденска. Их встретил шквальным огнем выведенный на прямую наводку 89-й гвардейский минометный полк "Катюш". На отдельных участках дело доходило до рукопашных схваток, но фашисты не прошли, а Траут угодил в плен.

Когда пойманного Траута вели по обочине дороги от деревни Станево к деревне Карпиловка, к генералу, улучив момент, как вспоминают местные жители, подбежал солдат и резким, хорошо поставленным ударом с правой от души съездил по генеральской физиономии. Сегодня можно лишь гадать, за что так, по-солдатски, отомстил генералу безвестный пехотинец. Может, за распятого гвоздями на стене штабного блиндажа 78-й штурмовой дивизии Героя Советского Союза Юрия Смирнова?.. 

Ошарашенного Траута привели в крайнюю деревенскую хату, где он, придя в себя, попросил пить. От кваса отказался - мутный цвет жидкости показался ему подозрительным. Освоившись, генерал вдруг захотел побриться. Но побрили его уже в Минске.

Там к бритвенному станку уже выстроилась целая генеральская очередь. После неудачной попытки прорыва остатков 18-й моторизованной дивизии и дивизии "Фельдхернхалле" восточнее Крупицы угодил в плен командир последней генерал-майор Фридрих-Карл Эвальд фон Штайнкеллер. Сдался и командир 57-й пехотной дивизии генерал-майор Адольф Адольф Тровиц. 

Москвичи наблюдают за поверженным врагом

На следующий день, 8 июля 1944 года, у Самохваловичей капитулировал командир 12-го армейского корпуса генерал-лейтенант Винценц Фердинанд Мюллер, который обратился к своим войскам с приказом сложить оружие. 9 июля 1944 года западнее Смиловичей сдался со своим штабом командир 27-го корпуса генерал пехоты Пауль-Густав Густав Фелькерс. В этот же день в районе Узлян был взят в плен командир 260-й пехотной дивизии генерал-майор Гюнтер Вальтер Кламмт, а у Тростенца - командир 45-й пехотной генерал-майор Иоахим Конрад Энгель. Лишь два самых буйных генерала - Дрешер и Окснер продолжали метаться по "Минскому котлу", пытаясь прорваться на Запад. Но 12 июля 1944 года угомонился и кавалер пяти орденов генерал-лейтенант Вильгельм Роберт Окснер, командир 31-й пехотной дивизии.

Подвел черту под "списком 22-х" командир 110-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Эберхард Эберхард фон Куровски, сдавшийся 21 июля 1944 года под Гродно.

По генеральскому этапу

19 июля 1944 года "Красная звезда" публикует письмо-заявление генерал-лейтенанта Гофмайстера. 25 июля 1944 года на ее же страницах появилось записанное генералом Бамлером обращение еще 16 взятых в плен в Белоруссии генералов. 11 августа 1944 года к подписантам присоединяется генерал Куровски.

Следы генералов из "списка 22-х" сегодня можно обнаружить в книгах учета "гостей" генеральских лагерей NN 27, 48, 160, 185, 362, 476, а также тюрем Витебска, Гомеля, Минска, Могилева, Бобруйска, Киева, Новочеркасска, Краснодара, Иваново, Казани, московских Бутырки и Сретенки, Воркутинского, Карагандинского и Речного исправительно-трудовых лагерей. Были они и среди пациентов спецгоспиталей NN 1893, 3840, 2658, 5459 и 3398. Долго засиживаться на одних "нарах" им не давали, а наиболее одиозные фигуры, такие как Траут, Окснер, Лютцов, поменяли за время отсидки по 10 - 11 мест содержания.

Дабы генералы не задавали глупых вопросов, за что, дескать, сидим, их, согласно составленному реестру злодеяний, пропустили через суды военных трибуналов. На первый судебный процесс, проходивший в Окружном Доме офицеров в Минске с 15 по 29 января 1946 года, угодил комендант Могилева генерал-майор Г.Эрмансдорф. 30 января 1946 года в 15 часов он вместе с еще 13 осужденными нацистами по приговору суда Военного трибунала Белорусского военного округа при огромном стечении народа был повешен на Минском ипподроме. 

Военным трибуналом Белорусского военного округа в период с 28 октября по 4 ноября 1947 года в помещении Бобруйского Дома офицеров были осуждены генерал-лейтенанты В.Окснер и Г.Траут, генерал-майор А.Конради и другие военные преступники. Трибунал войск МВД Белорусского округа в ходе открытых судебных заседаний, проходивших в Гомельском клубе железнодорожников с 13 по 20 декабря 1947 года, рассмотрел уголовные дела на генерал-лейтенанта Э.Куровски, генерал-майора Г.Кламмта. В Витебске, в помещении городского театра, в период с 29 ноября по 31 декабря 1947 года перед судом Военного трибунала Прибалтийского военного округа предстали генерал пехоты Ф.Гольвитцер, генерал-лейтенант А.Хиттер, генерал-майор К.Мюллер-Бюлов. 

Пленные немецкие генералы на улицах Москвы

В ходе судебных заседаний генералы Окснер, Траут, Конради, Куровски, Кламмт, Гольвитцер, Хиттер, Мюллер-Бюлов были признаны виновными в совершении тягчайших военных преступлений и приговорены к 25 годам заключения каждый с отбыванием срока наказания в особых лагерях МВД СССР. Аналогичное наказание понесли генерал Г.Гейне, Г.Гир, К.Лютцов, А.Тровиц и Ф.Штайнкеллер.

К смертной казни через повешение Военный трибунал Московского военного округа приговорил 25 декабря 1945 года "кровавого толстяка" - коменданта Орла, Брянска и Бобруйска генерал-майора А.Хамана. 23 января 1948 года в лагере N 48 умер от кровоизлияния в мозг генерал пехоты П.Фелькерс (похоронен в городе Иваново на кладбищенском участке лагеря N 324). В гомельской тюрьме N 1 3 июня 1948 года покончил с собой генерал-майор И.Энгель. 20 февраля 1951 года в свердловском лагере N 476 умер от паралича сердца генерал-лейтенант Э.Гофмайстер, а 5 февраля 1954 года от сердечной недостаточности скончался в лагере N 48 генерал-майор Мюллер-Бюлов. А оставшимся в живых 16 из 22 "белорусских" генералов будет все же суждено увидеть фатерлянд.

Первым это сделает еще в 1948 году ставший на путь активного сотрудничества с советскими властями генерал-лейтенант Винценц Мюллер. Его содержали отдельно от всех - на спецобъекте N 20/В (охраняемый коттедж на станции Планерная под Москвой). Таких спецобъектов для лояльных немецких генералов в районе Москвы было еще два - N 15/В и N 35/В. 

Среди жильцов этих охраняемых коттеджей были замечены еще 3 из "белорусской" когорты: генерал-лейтенант Р.Бамлер, генерал-майор А.Шмидт и, как ни странно, покончивший с собой генерал-майор И.Энгель. В 1948 году вместе с В.Мюллером репатриировался в Германию А.Шмидт, а в 1950 году - Р.Бамлер. Последнему, видимо, зачлись активная писательская деятельность с письмами-обращениями, а также сотворенное совместно с фельдмаршалом Паулюсом поздравление "вождю всех народов Сталину" по случаю 70-летия. Винценц Мюллер еще сумел сделать неплохую карьеру в Национальной народной армии ГДР и написать книгу мемуаров "Я нашел подлинную Родину". Остальные 14 генералов как военные преступники репатриации не подлежали и топтали лагерную "зону" аж до 1955 года.

Содрать лампасы!

Основным местом содержания генеральского контингента считался лагерь N 48, который располагался в арендованном НКВД для этой цели санатории железнодорожников имени П.Войкова в поселке Чернцы Лежневского района Ивановской области. За 13 лет работы через него прошло около 400 немецких, австрийских, румынских, итальянских, венгерских и японских генералов. 27 из них навечно приютило местное кладбище.

Пока шла война, жилось здесь "высоким постояльцам" весьма недурно. Генералы щеголяли друг перед другом в мундирах с наградами, посылали родным через Красный Крест письма, получали посылки, имели ординарцев и обслугу. Хорошо было поставлено медицинское обеспечение. Здесь вылечили от воспаления легких перед казнью через повешение коменданта Могилева генерала Эрмансдорфа. Дабы было кому размять усталые генеральские косточки, к лагерю приписали аж 4 немцев-массажистов.

Согласно секретному приказу N 0751, генералам по норме N 4 полагался весьма недурной харч: хлеба - 600 г в сутки, мяса - 120 г, рыбы - 50 г, масла - 40 г, сыра - 20 г, сахара - 40 г, картофеля - 400 г, свежих овощей - 200 г, кофе, чай, специи, сухофрукты... Ежедневный табачный паек равнялся 20 сигаретам высшего качества. Культурное обслуживание предполагало просмотр кинофильмов, богатую библиотеку, музицирование и занятия самодеятельным художественным творчеством (по желанию).

"Белорусские" генералы, будучи в лагере, и тут выделялись в худшую сторону. Фон Штайнкеллер, Михаэлис, Тровиц, Конради и Хиттер даже вляпались в антисоветскую группу заговорщиков, состоявшую из 48 реваншистски настроенных генералов. (У всех на слуху в те дни было восстание немецких пленных в лагере ј 182 в городе Шахты, которое возглавил знаменитый немецкий летчик-ас Эрих Хартманн, одержавший в годы Второй мировой войны 352 воздушные победы.).

"Доставал" администрацию лагеря невероятной, просто маниакальной подозрительностью генерал-лейтенант Курт фон Лютцов, изготовивший самодельные весы для проверки выдаваемой ему пайки сахара. Наиболее лояльным оказался генерал пехоты Фриц Гольвитцер, который поддерживал содержавшегося здесь же, в лагере N 48, фельдмаршала Паулюса. Но срок ему за это не скостили.

3 ноября 1945 года Лаврентий Берия подписал приказ НКВД о лишении права ношения знаков отличия и различия военнопленных германской армии. Команду "Содрать лампасы!" выполнили весьма оперативно, и уже 25 ноября 1945 года ответственный за это мероприятие генерал-полковник И.Петров доложил наркому о выполнении приказа.

А угодивших в плен в Белоруссии генералов ждали еще, увы, 10 лет лагерей. Лишь в начале октября 1955 года Гейне, Гир, Гольвитцер, Кламмт, Конради, Куровски, Михаэлис, Окснер, Траут, Тровиц, Хиттер, Штайнкеллер, получив 4-дневный сухой паек (копченая колбаса, масло, сыр, икра, консервы, конфеты) и приодевшись в новые костюмы с галстуками, драповые пальто, хромовые башмаки и фетровые шляпы, в пассажирских вагонах выехали в брестский пересыльный лагерь ј 284. Из Бреста их в пассажирских купе отправили во Франкфурт-на-Одере, домой...

Время собирать камни?

Минувшим летом мне удалось побывать в местах, где наши деды стяжали славу, громя в июле 44-го элиту вермахта. Сердце переполняли непередаваемые чувства, когда я шел по опушке леса, на которой был уничтожен элитный фузилерный полк "Фельдхернхалле", стоял у дома, в котором допрашивали ненавистного генерала Траута, мерял шагами поле рукопашной схватки гренадеров 78-й штурмовой дивизии и наших гвардейцев-минометчиков из 89-го полка... Ты помнишь об этом, посеченный пулями и осколками вековой лес? Он-то помнит, а мы? Лишь седовласые старики, искренне удивляясь моим расспросам, поведали мне и о жестоких боях, и о взятом в плен "высоком рыжем" немецком генерале, и о подвиге безымянных воинов-разведчиков, погибших прямо на их огороде... Эх, время...

Долго бродил в раздумьях по окрестному лесу, пока взгляд не наткнулся на большой камень-валун, коих у нас по Беларуси немало лежит. В голове вдруг родилась идея: вот бы на этом валуне и высечь краткую надпись: "Здесь в июле 1944 года воинами Красной Армии была полностью разгромлена 78-я штурмовая дивизия немецкой армии и пленен ее командир генерал-лейтенант Г.Траут", или "9 июля 1944 года у поселка Смиловичи сдался в плен командир немецкого 27-го армейского корпуса генерал пехоты П.Фелькерс", или "Здесь, у поселка Апчак, воинами 324-й стрелковой дивизии уничтожена немецкая 45-я пехотная дивизия, штурмовавшая в 1941 году Брестскую крепость, и взят в плен ее командир генерал-майор И.Энгель"... Это уже, думается, было бы на века. Есть нам чем гордиться и есть что помнить.

 

Николай Качук, sb.by, фото: waralbum.ru
Рейтинг: 
Пока нет голосов.

___________________

________________________

__________________

__________________

_________________